Dominions 5: Warriors of the Faith - Краткий экскурс в Dominions4. Часть VII

Краткий экскурс в Dominions4. Часть VII

"Вседержитель создал расы разными - умными и глупыми, сильными и слабыми. Яд уравнял им шансы" из книги "Как я травил за Родину" генерала Ниникигука

В лесу еще лежал снег. Начинающая таять каша булькала под ногами ящеров, и многие про себя кляли недостаток одежды или хотя бы обуви. Генерал Ниникигук шел впереди, шел широким командирским шагом, запинаясь об коряги и шипяще матерясь.

Выглядел он гневно и очень замерзше, то и дело поводил плечами, сгоняя озноб. Близилось утро первого в его жизни боя. Бои в доминионсах происходят относительно просто. С левого края выстраивается войско агрессоров, пришедших убивать дома и насиловать церкви, с правого - силы обороны провинции.

Так как защищающимся не дадут резать храмы и поджигать жрецов, им в утешение дается возможность ходить первыми. Сам бой представляет собой череду раундов, каждый из которых состоит из четырех фаз.

Сперва маги и жрецы накладывают венцы безбрачия, затем в дело вступают стрелки и стреляют куда-то приблизительно в сторону противника, следом идет фаза движения, и, в самом конце, происходит ближний бой.

К слову о бое. Генерал Ниникигук орал. Он орал громко - так, что закладывало уши. Генерал называл это "проповедью", и, хотя и состояла проповедь больше из ругательств и озлобленного шипения, солдаты вдохновлялись.

Битва

Разномастная пехота и Метатели затрусили вперед в надежде, что генерал заткнется или хотя бы охрипнет. Итак, генерал тратит первые два хода на то, чтобы произнести Проповедь Отваги и по какой-то причине наложить на себя незаскрипотованное "Божий Мститель" (Holy Avenger).

"Мститель" - защитное заклинание жреческой магии. При нанесении какого-либо вреда жрецу под "Мстителем", на безбожника обрушивается божья кара и ему становится больно и обидно.

Работает только раз в раунд; не имеет ничего общего с комиксами Marvel. Продолжим.

Пехота, более-менее держа строй, выдвигается в сторону врага. Лучники противника ведут вялый обстрел. Несколько стрел на излете находят свою цель, но потерь нет.

Ниникигук, истошно визжа и пуская пену из пасти, начинает требовать кары небесной на голову грешников. Кара приходит, метким ударом испепеляя одного из ополченцев противника.

Остальные практически без урона проходят сквозь первый залп Метателей; навстречу им выдвигается неровный строй ящеропехоты. Так как защитники идут двумя отрядами, они, фактически, атакуют костяк пехоты с двух стороны. Метатели отходят и наконец-то начинают приносить пользу, несколькими меткими бросками накрывая практически всю южную (нижнюю) группировку противника.

Генерал продолжает хрипеть в религиозном катарсисе и еще одной "Карой" испепеляет сразу двух язычников. Пехота с неприятным чавканьем переходит к протыканию друг друга копьями.

Северный (верхний) отряд защитников лучше бронирован, однако у ящеров больше яйца и народу, поэтому бой идет в целом на равных. Лучники неприятеля делают еще один залп, и несколько стрел втыкается в спины их товарищей. Ниникигука все еще не отпускает - в противника летит третья кара вкупе с потоком отборных ругательств, и следом за ней, подхватив общую волну пожеланий, Метатели отправляют в противника еще одну порцию горшочков с медом.

Южный отряд ополченцев не выдерживает и бежит, потеряв копья, честь и добавив в лексикон несколько новых ругательств. Ящеры наваливаются на северный отряд, и тот вскоре следует за первым. Генерал требует Кары, мажет ей, но не унывает и продолжает орать.

Пехота и Метатели начинают преследование защитников, лучники противника снова стреляют - прямо в центр бегущих за отступающими людишками войск. Стрела пробивает одному из ящеров глаз, и тот с хрипом падает в снег. Последней мыслью в его голове мелькает, что ему больше не придется слушать проповеди генерала, и он умирает счастливым.

Когда пехота, под еще более громкие вопли генерала (скрипты кончились и он колдует еще одну Проповедь Отваги), наконец-то добирается до лучников противника, все уже кончено. Успешный залп Метателей буквально топит стрелков в яде, и те отправляются на утреннюю пробежку следом за остальными войсками.

Генералу мало, но он ничего больше не может поделать - оставшиеся в живых противники покидают поле боя слишком быстро для медлительных ящериц. Итого: провинция взята, армия Сь'тисса потеряла лишь одного легкого пехотинца убитым, плюс еще двое получили ранения.

Битва при Карке происходит по схожему сценарию - разве что потери с нашей стороны больше. Еще генерала пытался было перекричать невесть откуда взявшийся облачный маг, но запас его ругательств явно уступал таковому у Ящериного Пророка.

Битва

Потери в этот раз были тяжелее, но ничего такого, что заставило бы Ниникигука печалиться.

Утельванское Сражение прошло хуже, чем ожидалось. К армии генерала присоединился надсмотрщик Нергал, приведя с собой выводок Загонщиков и небольшой отряд тяжелой пехоты, и события развиваются следующим образом: Кавалерия противника, согласно плану, отвлекается на Загонщиков, осыпая их неплотный строй стрелами, а затем отгоняя юрких ящеров копьями.

Несмотря на вопли генерала Ниникигука и сыплющиеся на конников божественные Кары, рабы не выдерживают и бегут, но следующим ходом в дело вступают Метатели. Залп на редкость удачен, и лошадей становится жалко. Кочевники, испытывая примерно те же чувства, начинают кочевать подальше отсюда, опережая отступающих Загонщиков и позволяя тем остаться в составе армии.

Тем не менее, потеряно около половины рабов, и я начинаю немного сомневаться в целесообразности их использования - планировалось, что умирать они будут медленнее. Вернемся к бегствам. Почему же юниты бегут? Дело в Морали.

Мораль отряда считается как среднее арифметическое всех его членов, и даже если отдельный член стоит крепко, он все равно побежит за остальными. Так вот, эта Мораль Отряда (со всеми модификаторами от строя, заклинаний и прочей бурды) складывается с бонусом от количества еще живых солдатиков и числовой магией генератора.

Затем сравнивается с (13 + числовая магия), однако, проверяется не постоянно - для этого отряд нужно либо хорошо потрепать, либо нагнать ему страху заклинаниями или монстром с трейтом "Fear". Наши Метатели, к слову, как раз и занимаются "трепкой" - дело тут в не в убийстве юнитов (хотя и в нем тоже), а в массовости полученных ран.

Наконец, Бой у Дуброса. Он прошел еще хуже, так как у противника обнаружилось солидное количество тяжелой пехоты, Загонщики были отправлены на фланг с одной-единственной целью: пройти в тыл и прикончить командира, но, к сожалению, я поставил их недостаточно высоко, и Загонщики с радостным шипением побежали прямо на порядком удивленную тяжелую пехоту неприятеля.

Битва

В итоге мы потеряли еще 10 птицеящеров убитыми. На этой не очень радостной ноте закончилась операция "Усоси меня в трясину". Доход королевства вырос в полтора раза по сравнению с началом партии, количество ресурсов - более чем в два. В крепости Сь'тисса генерала дожидается костяк его первой настоящей армии - более 20 тяжелых пехотинцев, несколько Священных Змеев и свежие Загонщики.

На горизонте нарисовался вражеский доминион, да и других новостей хватает. Но о них - уже потом. Аутизм во мне вновь безвольной тряпкой упал на клавиатуру.

Краткий экскурс в Dominions4. Часть VIII